Рейтинг@Mail.ru

Просмотр по Дате

Отмечен(а) на

Статистика

  • 562
    Blogs
  • 56
    o
4 blogs
  • 07 Март 2018
      Простите Граф я снова матерюсь. Но вы так вынуждаете, что нету сил. То лебеди у вас на облаках, вдруг строчки Бродского возникли ниоткуда. И солнце вам в окно  в ночной тиши. Вы не катались на слонах, но точно знаю видели верблюдов. Вы безобразно дерзок  но умен бесспорно, знакомы вам истории исчезнувших племён. Волнует вас, куда стремиться электронный разум, и как спасти наш безутешный мир. Ведь знания - ваш единственный кумир. Вы безусловно перфекционист, и одинокий одуванчик в вашем объективе идеален. Но знаю я что вы сентиментален, и ласков как морской прибой в полночный час. А свет зелёных ваших глаз - тепла безмерного творенье. Вы излучаете под час, любовь вселенной всей, в одно мгновение.   
    81 Опубликовано Мила Самарина
  •   Простите Граф я снова матерюсь. Но вы так вынуждаете, что нету сил. То лебеди у вас на облаках, вдруг строчки Бродского возникли ниоткуда. И солнце вам в окно  в ночной тиши. Вы не катались на слонах, но точно знаю видели верблюдов. Вы безобразно дерзок  но умен бесспорно, знакомы вам истории исчезнувших племён. Волнует вас, куда стремиться электронный разум, и как спасти наш безутешный мир. Ведь знания - ваш единственный кумир. Вы безусловно перфекционист, и одинокий одуванчик в вашем объективе идеален. Но знаю я что вы сентиментален, и ласков как морской прибой в полночный час. А свет зелёных ваших глаз - тепла безмерного творенье. Вы излучаете под час, любовь вселенной всей, в одно мгновение.   
    Mar 07, 2018 81
  • 25 Dec 2017
    (Новогодний рассказ – быль в конкурс)   С каждым наступлением Нового года оживает в памяти эта необычная предновогодняя история из моей жизни, которой я и поделюсь с вами. Эти забавные события в жанре «Комедии положений» произошли давно, в один из праздничных вечеров встречи Нового 1972 года. На всю жизнь запомнился мне самый первый мой красноносый, «Дедушка Мороз».  Демобилизовался я из армии глубокой осенью, и чтобы скоротать зиму до поступления в ВУЗ – вдруг, неожиданно даже для себя, дома, в Казахстане после показа, устроился молодым актером в Областной Драматический Театр (что и послужило поводом для первого поступления весной в родной мой ГИТИС).  Наступило 31 декабря. И только закончился дневной детский новогодний спектакль, как заходит ко мне в гримёрную Председатель Месткома театра Иван Степанович, и с порога выдает «ответственное поручение». Уже вечером, в канун Нового года в костюме и образе Деда Мороза провести важное общественное мероприятие - на автобусе театра, с водителем Колей, развести подарки по списку и адресам, и подарить их работникам театра и их детям.  - Мы на тебя надеемся, Алексей, - важно сказал Председатель Месткома, вручая мне костюм, мешок с подарками и список. Ты у нас человек надежный, ответственный, холостой ещё… и спортсмен - не пьющий… Дело то простое – сделаешь доброе дело, и всё, понимаешь ли ты, гуляй смело - встречай дальше с друзьями Новый год! Да, и вот ещё что, - добавил он с некоторым раздражением в голосе, – тут сейчас Дубов принес и положил в мешок ещё два подарка, супруге своей Анфисе Васильевне и сестре её, которая у них гостит. Купил он им сам два пеньюара импортные, понимаешь – ты, уж, поаккуратнее там с ними, что ли… А то он ещё и записался приехать к ним к последним, понимаешь ли ты, и подарить подарки лично, уже за полчаса до нового года.  - Ладно, разберемся, - сказал я. А я уже знал, что Народный артист и Парторг театра, старик Дубов товарищ шибко вредный, и уж дюже суровый. И хоть как работник новый и молодой, но как-то особо не стал вникать в смысл всего этого «Доброго дела».  - Ничего себе списочек… адресов то сколько, - заметил Коля, немногословный новый водитель театра. Ещё и успеть бы нам, до двенадцати то, - покосился он на внушительный мешок с подарками…  Зимний вечер наступал погожий, и вот, в половине шестого, в хорошем предпраздничном настроении со списком и мешком и выехали мы колесить по городу. Прикинули, что начнем как в списке, сначала с одиночек, семей с маленькими детьми, и у кого вечером спектакль. А уж дальше будем «брать публику» и посерьезнее… Но ни мне, ни Коле, человеку в театре тоже новому - было ещё неведомо что нас на самом деле ожидает впереди в эти ближайшие предновогодние часы. Поначалу всё шло, как и представлялось - по плану, энергично, быстро и даже весело. Но по мере того как время двигалось к накрытию в домах столов и сбору гостей – становилось «всё веселее…». А мне, в шубе, шапке, бороде и валенках – ещё и жарче. Только на другой день я понял, почему как то особо никто и не рвался браться за это «доброе дело». У нас ведь как - крепки в народе традиции! Почти в каждом доме издавна повелось, а в театре это вообще оказалось просто единой «семейной» традицией: после того как приехал Дед Мороз, всех поздравил, послушал стишок или песенку «любимого чада» на стульчике, подарил из своего волшебного мешка новогодние подарочки – то ему ответно от всей хозяйской щедрой душеньки, как долгожданному гостю, обязательно чего ни то наливают на кухне, или угощают из того, что уже стоит на праздничном столе. А у кого-то ему уже и заранее «но́лито». И как бы тут гость дорогой ни отказывался и «ни брыкался» - хозяева все равно перекроют все отходы и выходы, настоят на своем. А все доводы всегда одни и те же:  - Ну, не-е-е-ет … так не пойдёт! Ты, Дедушка, не того-о-о… Это ты можешь у других отказаться – а уж у нас то даже и не думай… Не-е-ет, ты уж давай-ка уважь нас, хоть раз то в год - а то ведь мы и обидимся, - распинался хозяин… - Ты что это, Дедушка, хочешь, чтобы у нас Новый год был плохой что ли? Мы то, ведь тебя все почитай весь год ждали, – поглаживая мою бороду, не давала опомниться хозяйка.  - Да и вообще, о чем речь то, – «добивал» хозяин, - вон, до двенадцати часов то ещё далеко… чего там, от одной рюмочки то? Ты уж уважь, дорогой...  И всё, «уломают» Деда! А когда рядом ещё и нет Снегурочки – одному бедному «дедку» никак не отбиться!  Вот у Кукушкиных, например, и детей то нет - но есть теща, Евдокия Кузьминична, которая сама как ребенок ждала, и искренне радовалась и Деду Морозу и заказанному подарочку, который тут же прижала к груди! А после взаимных поздравлений с порога - ей просто невозможно было отказать и в просьбе снять пробу на кухне: «Дошел ли этот окаянный холодец, или нет? И хватает ли соли и чесночку?». И на радостях что: «очень даже «дошел!» - она, суетливо хлопоча, тут же подложила ещё и ложечку хренку. И в один момент налила ещё и стопочку, - а вот попробуй-ка, дедушка, и коньячок то мой, сама ведь делала по рецепту, на перепонках грецких орехов… От второй – я уже наотрез отказался, задохнувшись от ядреной самогонки Кузьминичны, хоть и на орехах… И Пименовы - тоже оказались люди внимательные и радушные, несмотря на их злую и вредную собачонку, которая, не переставая, противно тявкала, путалась под ногами и всё пыталась трепать полы моей шубы. Но их селедочка «Под шубой» была превосходной, которую хозяева в два голоса, наперебой, нахваливали и предлагали непременно отведать на блюдечке под фужерчик своей фирменной «Пименовки»!  И вот так, адрес за адресом… стопочка к фужерчику – и этак, уже часам к десяти вечера от этого «коктейля», с широким ассортиментом напитков, что припасли хлебосольные хозяева к любимому празднику – от «беленькой» до настоечек, да наливочек, - моя борода из белой и пушистой стала уже какого то неопределенного, несколько, как сейчас сказали бы, «креативного цвета»… А по-простому, как в народе говорят - «сизо-буро-малиновая»… И постепенно, меня уже вполне устраивал только один посох - а рукавички, мешок с подарками и список с адресами уже носил за мной по подъездам и этажам водитель Коля. А заодно, где поддерживал, а где и направлял меня по нужному курсу... Обычно молчаливый Коля, в преодолении трудностей постепенно тоже раскрепостился в новом образе моего верного друга, «Санчо», как я его назвал, и иной раз старался помогать даже и как то творчески… К половине одиннадцатого в домах народ уже вовсю провожал Старый год. И мой совсем осмелевший «Дед» тоже уже громко стучал в дверь посохом, или просто гулко бухал валенком, и еще с порога, словно в лесу, громогласно кричал, – ну, и где тут дети? И что мы тут такое этакое будем слушать? Только давайте быстренько, раз и два - и всё… а то у меня мало времени! И на минутку присев на суетливо подставленную родителями табуретку, и ещё не дослушав восторженное дитя на стульчике, с глубоким вздохом неопределенно махнув на чадо рукой, вставал и безошибочно выдвигался к кухне…  А у Чудиновых, для ускорения «доброго дела», уже даже и не стремился на кухню - а ещё в прихожей, сунув хозяину посох, и на стуле, сняв шапку и кивая в такт стишка, вдохновлённому появлением Дедушки Мороза, счастливому чаду, чокался бокалами с хозяевами, и откинув бороду на плечо, закусывал салатом «Оливье», да винегретом, которые трепетно держала перед носом такая же счастливая хозяйка... А сам Чудинов, с широкой улыбкой – держал ещё и соленый грибочек на вилочке, а другой рукой заодно и бережно бороду, чтобы та не падала с плеча. В общем, в основном, хозяева были сознательные, и понимали, что хоть Дедушка Мороз и из сказки – но и «путь то долгий», и что без обеда сегодня «дедушка», и без ужина – а посему, закусить ему не помешает… Да и гость то какой дорогой – будет о чем вспоминать с друзьями весь год! В начале двенадцатого, у Козловых, в хороводе, уже малость «завёденном» проводами Старого Нового года, конечно же, под песню о ёлочке, мой лихой Дед с шапкой и бородой на боку и распахнутой шубе, резко взял «на грудь» ещё и сольный выход к ёлке. И в резвом вираже, вдруг неудачно наступил себе не то на полу шубы, не то валенком на валенок, – и, хватаясь руками за ветки, игрушки, за воздух, с грохотом и криками рухнул вместе с ёлкой и всем остальным, от телевизора и до стола. При этом, если люстру посох как то чудом обошёл – то вот приехавшей в гости, куме Козловой, женщине заметной, досталось в лоб крепко! Все тут же возбуждённо загалдели, обсуждая интересные, горячие события - удачно или не очень упал Дед с ёлкой, не ушибся ли, а заодно и шишку кумы, прикладывая кто бутылки с шампанским, кто лед… Куму ещё и хвалили за то что она не пожалела лоб, и геройски закрыла собой телевизор, как амбразуру – а то бы и смотреть всем было нечего в Новый год… Удачно или неудачно – а только праздничный «фонарь» на лбу у кумы от «волшебного посоха» Деда Мороза уже светился вовсю не хуже чем на ёлке, которую радостно восстанавливали всем миром. Всё общее занятие, чтобы скоротать время до основного застолья.  И наконец, по списку оставался последний адрес Народного Дубова и его женщин. И тут обнаружилось ещё и самое интересное и неприятное - что подарков то в мешке уже и не оказалось… кроме детской свистульки-соловья, сабли, да пары хлопушек.  – Не надо было по дороге тебе останавливать автобус, да подвозить нам тех двух веселых барышень, - с досадой качал головой Коля. Я ведь говорил тебе, что не надо нам их брать! А ты всё: «А вот и Снегурочки… мои Снегурочки…». Ты же сам там сзади с ними всё и балагурил - вот сам и подарил, наверное. Или стащили девки комбинашки то, да и всё…  Но и не поздравить Дубовых было просто невозможно – и вот, в половине двенадцатого мы всё же заехали и к ним. Встретившую нас чету, мы с Колей поздравили как можно теплее. А я, в конце, ещё и зачем то пристукнув посохом, с улыбкой как то больно игриво подмигнул Анфисе Васильевне, и широким изящным жестом выразительно махнул на выход… И только мы с Колей повернулись туда, куда я показал, не обращая внимания на застывшее в удивлении достопочтенное семейство,– как нас остановил писклявый и нестройный фальшивый «дуэт» Анфисы Васильевны с сестрой Клавдией с кукольными голосами: «Здравствуй, Дедушка Мороз!? А ты подарки нам принес!?..»  Мы застыли. И только я, медленно поворачиваясь, набрал воздух, ещё не зная, что скажу – как вдруг, мой верный «Санчо» резко «рванул на обгон», чем сразу даже подрос в моих глазах. Я понял, что Николай что-то задумал, и своим неожиданным ответом хочет рассеять нависшие «грозовые тучи»: - Дык это… - обстоятельно начал Коля, - а подарков то ваших у нас и нету…  - Та-а-ак… - выдохнул набычась Дубов, и смерил нас нехорошим взглядом, - ну, и где же они, подарки-то?!  - А дык их Снегурочка забрала, - твердо и выразительно развел руками Коля. - Да, она и забрала… поддакнул я, еще не понимая, затею Николая. - Это как это, Петя – Снегурочка-то забрала? - спросила Анфиса Васильевна у мужа в прежней глупой улыбке.  - А так… - Коля почувствовал свой сольный выход - и даже с моей интонацией, поведал: - Снегурочка как увидела, что ваши подарки в дедовом мешке необычные, женского содержания – она взяла, да и вынула их… - Покой!?.. Перебил его Дубов, вплотную подскочив к Коле, – где бельё то моё, - то есть ихнее, рявкнул он и ткнул пальцем на сестер!?  - Да?!.. Где?!.. - загалдели те как сороки вразнобой. - Дык ведь, Снегурочка то и хочет вам привезти и сама всё и подарить завтра, - с ясноглазой улыбкой и почти с русским поклоном, обезоружил Коля.  А я возьми, да ещё и добавь, – а сейчас в лесу она… с зайцами… и разными там волками… И громко икнул…  В короткой паузе сначала возник тихий нервный смех, неожиданно перешедший в общий хохот, и до слез. Петр Федорович, вдруг резким взмахом оборвал смех сестер, и вытирая слезы, опять насупился. Потом с видом Станиславского - «Не верю!», и хитрым прищуром глядя на нас, налил себе рюмку коньяка, «хлопнул» её, крякнул, и похрустывая огурчиком, сначала повернулся к сестрам, и развел руками: – Ну, раз уж сама подарит завтра… Снегурочка эта… подождем…  - А тебе, Алексей, уже и хватит, - заодно буркнул он мне. - Да ведь мне то оно и вообще не надо… - начал было я… – Ладно, - перебил меня Дубов, - спасибо хоть и на том, «деятели искуссто́в»! Разберемся! И идите-ка вы… своим лесом… Ладно уж – с Наступающим! И через десять минут, благодаря моему верному «Санчо», мой Дед Мороз успел, всё таки, даже поздравить и коллег в компании, встречающей Новый Год. Но встречать со всеми за столом… уже, увы, не смог - силы покинули «Дедушку», и встретил он этот Новый год уже во сне...  А на другой день, в театре «при разборе полетов», к моему удивлению, Председатель Месткома Иван Степанович, сразу же крепко пожал мне руку, и не только не ругал, но тепло, и даже с некоторым восхищением в голосе похвалил: – А вообще, ты молодец, Алексей, справился, и до самой «победы» отработал здорово, с огоньком, - рассмеялся он. Но главное, всё получилось хорошо и по людски – люди довольны, и благодарят сегодня! Надо тебе премию выписать, вот что! А с Дубовым… я сам разберусь, – и Степаныч что то пробурчал себе в усы… Звонил он уже сегодня - и я ему сказал, что Местком купит им такие же подарки, и я сам их привезу, да и всё! Ну, потерялись и потерялись – и Бог бы с ними. А сам и виноват, Дубов, вечно морока с ним – вылез, вот, и теперь со своими «комбинашками»… Что за человек - только общее мероприятие подпортил, понимаешь ты! Если уж ты купил – сам бы и подарил женщинам то своим, или записался бы тогда уж первым что ли… И получили бы спокойно бельё своё… а то нет ведь, обязательно надо выделиться – но главное, ещё и неудобство создать людям на работе… при исполнении… Светлые и теплые у меня остались воспоминания, связанные с этой необычной встречей Нового года и с хорошими, добрыми людьми - чем я с удовольствием и поделился с вами, дорогие друзья.  ******************* Жаль, что не сохранилось фотографий тех лет, на эту тему, о которой я рассказал – но в нашем семейном архиве нашёлся этот снимок, где мы с супругой Леной на одном из детских новогодних праздников в костюмах Дедушки Мороза и Зимы. Именно те новогодние дни стали для нас ещё и счастливыми по жизни – красавица «Зима» стала и женой, и соавтором-композитором наших творческих работ: песен, романсов, композиций. Ничего не бывает в жизни случайного! Если не загрузится на сайт аудио запись - послушать рассказ в авторском чтении можно у меня в Избе, или Лит Совете.     ©
    78 Опубликовано Алексей и Елена Бочаровы
  • (Новогодний рассказ – быль в конкурс)   С каждым наступлением Нового года оживает в памяти эта необычная предновогодняя история из моей жизни, которой я и поделюсь с вами. Эти забавные события в жанре «Комедии положений» произошли давно, в один из праздничных вечеров встречи Нового 1972 года. На всю жизнь запомнился мне самый первый мой красноносый, «Дедушка Мороз».  Демобилизовался я из армии глубокой осенью, и чтобы скоротать зиму до поступления в ВУЗ – вдруг, неожиданно даже для себя, дома, в Казахстане после показа, устроился молодым актером в Областной Драматический Театр (что и послужило поводом для первого поступления весной в родной мой ГИТИС).  Наступило 31 декабря. И только закончился дневной детский новогодний спектакль, как заходит ко мне в гримёрную Председатель Месткома театра Иван Степанович, и с порога выдает «ответственное поручение». Уже вечером, в канун Нового года в костюме и образе Деда Мороза провести важное общественное мероприятие - на автобусе театра, с водителем Колей, развести подарки по списку и адресам, и подарить их работникам театра и их детям.  - Мы на тебя надеемся, Алексей, - важно сказал Председатель Месткома, вручая мне костюм, мешок с подарками и список. Ты у нас человек надежный, ответственный, холостой ещё… и спортсмен - не пьющий… Дело то простое – сделаешь доброе дело, и всё, понимаешь ли ты, гуляй смело - встречай дальше с друзьями Новый год! Да, и вот ещё что, - добавил он с некоторым раздражением в голосе, – тут сейчас Дубов принес и положил в мешок ещё два подарка, супруге своей Анфисе Васильевне и сестре её, которая у них гостит. Купил он им сам два пеньюара импортные, понимаешь – ты, уж, поаккуратнее там с ними, что ли… А то он ещё и записался приехать к ним к последним, понимаешь ли ты, и подарить подарки лично, уже за полчаса до нового года.  - Ладно, разберемся, - сказал я. А я уже знал, что Народный артист и Парторг театра, старик Дубов товарищ шибко вредный, и уж дюже суровый. И хоть как работник новый и молодой, но как-то особо не стал вникать в смысл всего этого «Доброго дела».  - Ничего себе списочек… адресов то сколько, - заметил Коля, немногословный новый водитель театра. Ещё и успеть бы нам, до двенадцати то, - покосился он на внушительный мешок с подарками…  Зимний вечер наступал погожий, и вот, в половине шестого, в хорошем предпраздничном настроении со списком и мешком и выехали мы колесить по городу. Прикинули, что начнем как в списке, сначала с одиночек, семей с маленькими детьми, и у кого вечером спектакль. А уж дальше будем «брать публику» и посерьезнее… Но ни мне, ни Коле, человеку в театре тоже новому - было ещё неведомо что нас на самом деле ожидает впереди в эти ближайшие предновогодние часы. Поначалу всё шло, как и представлялось - по плану, энергично, быстро и даже весело. Но по мере того как время двигалось к накрытию в домах столов и сбору гостей – становилось «всё веселее…». А мне, в шубе, шапке, бороде и валенках – ещё и жарче. Только на другой день я понял, почему как то особо никто и не рвался браться за это «доброе дело». У нас ведь как - крепки в народе традиции! Почти в каждом доме издавна повелось, а в театре это вообще оказалось просто единой «семейной» традицией: после того как приехал Дед Мороз, всех поздравил, послушал стишок или песенку «любимого чада» на стульчике, подарил из своего волшебного мешка новогодние подарочки – то ему ответно от всей хозяйской щедрой душеньки, как долгожданному гостю, обязательно чего ни то наливают на кухне, или угощают из того, что уже стоит на праздничном столе. А у кого-то ему уже и заранее «но́лито». И как бы тут гость дорогой ни отказывался и «ни брыкался» - хозяева все равно перекроют все отходы и выходы, настоят на своем. А все доводы всегда одни и те же:  - Ну, не-е-е-ет … так не пойдёт! Ты, Дедушка, не того-о-о… Это ты можешь у других отказаться – а уж у нас то даже и не думай… Не-е-ет, ты уж давай-ка уважь нас, хоть раз то в год - а то ведь мы и обидимся, - распинался хозяин… - Ты что это, Дедушка, хочешь, чтобы у нас Новый год был плохой что ли? Мы то, ведь тебя все почитай весь год ждали, – поглаживая мою бороду, не давала опомниться хозяйка.  - Да и вообще, о чем речь то, – «добивал» хозяин, - вон, до двенадцати часов то ещё далеко… чего там, от одной рюмочки то? Ты уж уважь, дорогой...  И всё, «уломают» Деда! А когда рядом ещё и нет Снегурочки – одному бедному «дедку» никак не отбиться!  Вот у Кукушкиных, например, и детей то нет - но есть теща, Евдокия Кузьминична, которая сама как ребенок ждала, и искренне радовалась и Деду Морозу и заказанному подарочку, который тут же прижала к груди! А после взаимных поздравлений с порога - ей просто невозможно было отказать и в просьбе снять пробу на кухне: «Дошел ли этот окаянный холодец, или нет? И хватает ли соли и чесночку?». И на радостях что: «очень даже «дошел!» - она, суетливо хлопоча, тут же подложила ещё и ложечку хренку. И в один момент налила ещё и стопочку, - а вот попробуй-ка, дедушка, и коньячок то мой, сама ведь делала по рецепту, на перепонках грецких орехов… От второй – я уже наотрез отказался, задохнувшись от ядреной самогонки Кузьминичны, хоть и на орехах… И Пименовы - тоже оказались люди внимательные и радушные, несмотря на их злую и вредную собачонку, которая, не переставая, противно тявкала, путалась под ногами и всё пыталась трепать полы моей шубы. Но их селедочка «Под шубой» была превосходной, которую хозяева в два голоса, наперебой, нахваливали и предлагали непременно отведать на блюдечке под фужерчик своей фирменной «Пименовки»!  И вот так, адрес за адресом… стопочка к фужерчику – и этак, уже часам к десяти вечера от этого «коктейля», с широким ассортиментом напитков, что припасли хлебосольные хозяева к любимому празднику – от «беленькой» до настоечек, да наливочек, - моя борода из белой и пушистой стала уже какого то неопределенного, несколько, как сейчас сказали бы, «креативного цвета»… А по-простому, как в народе говорят - «сизо-буро-малиновая»… И постепенно, меня уже вполне устраивал только один посох - а рукавички, мешок с подарками и список с адресами уже носил за мной по подъездам и этажам водитель Коля. А заодно, где поддерживал, а где и направлял меня по нужному курсу... Обычно молчаливый Коля, в преодолении трудностей постепенно тоже раскрепостился в новом образе моего верного друга, «Санчо», как я его назвал, и иной раз старался помогать даже и как то творчески… К половине одиннадцатого в домах народ уже вовсю провожал Старый год. И мой совсем осмелевший «Дед» тоже уже громко стучал в дверь посохом, или просто гулко бухал валенком, и еще с порога, словно в лесу, громогласно кричал, – ну, и где тут дети? И что мы тут такое этакое будем слушать? Только давайте быстренько, раз и два - и всё… а то у меня мало времени! И на минутку присев на суетливо подставленную родителями табуретку, и ещё не дослушав восторженное дитя на стульчике, с глубоким вздохом неопределенно махнув на чадо рукой, вставал и безошибочно выдвигался к кухне…  А у Чудиновых, для ускорения «доброго дела», уже даже и не стремился на кухню - а ещё в прихожей, сунув хозяину посох, и на стуле, сняв шапку и кивая в такт стишка, вдохновлённому появлением Дедушки Мороза, счастливому чаду, чокался бокалами с хозяевами, и откинув бороду на плечо, закусывал салатом «Оливье», да винегретом, которые трепетно держала перед носом такая же счастливая хозяйка... А сам Чудинов, с широкой улыбкой – держал ещё и соленый грибочек на вилочке, а другой рукой заодно и бережно бороду, чтобы та не падала с плеча. В общем, в основном, хозяева были сознательные, и понимали, что хоть Дедушка Мороз и из сказки – но и «путь то долгий», и что без обеда сегодня «дедушка», и без ужина – а посему, закусить ему не помешает… Да и гость то какой дорогой – будет о чем вспоминать с друзьями весь год! В начале двенадцатого, у Козловых, в хороводе, уже малость «завёденном» проводами Старого Нового года, конечно же, под песню о ёлочке, мой лихой Дед с шапкой и бородой на боку и распахнутой шубе, резко взял «на грудь» ещё и сольный выход к ёлке. И в резвом вираже, вдруг неудачно наступил себе не то на полу шубы, не то валенком на валенок, – и, хватаясь руками за ветки, игрушки, за воздух, с грохотом и криками рухнул вместе с ёлкой и всем остальным, от телевизора и до стола. При этом, если люстру посох как то чудом обошёл – то вот приехавшей в гости, куме Козловой, женщине заметной, досталось в лоб крепко! Все тут же возбуждённо загалдели, обсуждая интересные, горячие события - удачно или не очень упал Дед с ёлкой, не ушибся ли, а заодно и шишку кумы, прикладывая кто бутылки с шампанским, кто лед… Куму ещё и хвалили за то что она не пожалела лоб, и геройски закрыла собой телевизор, как амбразуру – а то бы и смотреть всем было нечего в Новый год… Удачно или неудачно – а только праздничный «фонарь» на лбу у кумы от «волшебного посоха» Деда Мороза уже светился вовсю не хуже чем на ёлке, которую радостно восстанавливали всем миром. Всё общее занятие, чтобы скоротать время до основного застолья.  И наконец, по списку оставался последний адрес Народного Дубова и его женщин. И тут обнаружилось ещё и самое интересное и неприятное - что подарков то в мешке уже и не оказалось… кроме детской свистульки-соловья, сабли, да пары хлопушек.  – Не надо было по дороге тебе останавливать автобус, да подвозить нам тех двух веселых барышень, - с досадой качал головой Коля. Я ведь говорил тебе, что не надо нам их брать! А ты всё: «А вот и Снегурочки… мои Снегурочки…». Ты же сам там сзади с ними всё и балагурил - вот сам и подарил, наверное. Или стащили девки комбинашки то, да и всё…  Но и не поздравить Дубовых было просто невозможно – и вот, в половине двенадцатого мы всё же заехали и к ним. Встретившую нас чету, мы с Колей поздравили как можно теплее. А я, в конце, ещё и зачем то пристукнув посохом, с улыбкой как то больно игриво подмигнул Анфисе Васильевне, и широким изящным жестом выразительно махнул на выход… И только мы с Колей повернулись туда, куда я показал, не обращая внимания на застывшее в удивлении достопочтенное семейство,– как нас остановил писклявый и нестройный фальшивый «дуэт» Анфисы Васильевны с сестрой Клавдией с кукольными голосами: «Здравствуй, Дедушка Мороз!? А ты подарки нам принес!?..»  Мы застыли. И только я, медленно поворачиваясь, набрал воздух, ещё не зная, что скажу – как вдруг, мой верный «Санчо» резко «рванул на обгон», чем сразу даже подрос в моих глазах. Я понял, что Николай что-то задумал, и своим неожиданным ответом хочет рассеять нависшие «грозовые тучи»: - Дык это… - обстоятельно начал Коля, - а подарков то ваших у нас и нету…  - Та-а-ак… - выдохнул набычась Дубов, и смерил нас нехорошим взглядом, - ну, и где же они, подарки-то?!  - А дык их Снегурочка забрала, - твердо и выразительно развел руками Коля. - Да, она и забрала… поддакнул я, еще не понимая, затею Николая. - Это как это, Петя – Снегурочка-то забрала? - спросила Анфиса Васильевна у мужа в прежней глупой улыбке.  - А так… - Коля почувствовал свой сольный выход - и даже с моей интонацией, поведал: - Снегурочка как увидела, что ваши подарки в дедовом мешке необычные, женского содержания – она взяла, да и вынула их… - Покой!?.. Перебил его Дубов, вплотную подскочив к Коле, – где бельё то моё, - то есть ихнее, рявкнул он и ткнул пальцем на сестер!?  - Да?!.. Где?!.. - загалдели те как сороки вразнобой. - Дык ведь, Снегурочка то и хочет вам привезти и сама всё и подарить завтра, - с ясноглазой улыбкой и почти с русским поклоном, обезоружил Коля.  А я возьми, да ещё и добавь, – а сейчас в лесу она… с зайцами… и разными там волками… И громко икнул…  В короткой паузе сначала возник тихий нервный смех, неожиданно перешедший в общий хохот, и до слез. Петр Федорович, вдруг резким взмахом оборвал смех сестер, и вытирая слезы, опять насупился. Потом с видом Станиславского - «Не верю!», и хитрым прищуром глядя на нас, налил себе рюмку коньяка, «хлопнул» её, крякнул, и похрустывая огурчиком, сначала повернулся к сестрам, и развел руками: – Ну, раз уж сама подарит завтра… Снегурочка эта… подождем…  - А тебе, Алексей, уже и хватит, - заодно буркнул он мне. - Да ведь мне то оно и вообще не надо… - начал было я… – Ладно, - перебил меня Дубов, - спасибо хоть и на том, «деятели искуссто́в»! Разберемся! И идите-ка вы… своим лесом… Ладно уж – с Наступающим! И через десять минут, благодаря моему верному «Санчо», мой Дед Мороз успел, всё таки, даже поздравить и коллег в компании, встречающей Новый Год. Но встречать со всеми за столом… уже, увы, не смог - силы покинули «Дедушку», и встретил он этот Новый год уже во сне...  А на другой день, в театре «при разборе полетов», к моему удивлению, Председатель Месткома Иван Степанович, сразу же крепко пожал мне руку, и не только не ругал, но тепло, и даже с некоторым восхищением в голосе похвалил: – А вообще, ты молодец, Алексей, справился, и до самой «победы» отработал здорово, с огоньком, - рассмеялся он. Но главное, всё получилось хорошо и по людски – люди довольны, и благодарят сегодня! Надо тебе премию выписать, вот что! А с Дубовым… я сам разберусь, – и Степаныч что то пробурчал себе в усы… Звонил он уже сегодня - и я ему сказал, что Местком купит им такие же подарки, и я сам их привезу, да и всё! Ну, потерялись и потерялись – и Бог бы с ними. А сам и виноват, Дубов, вечно морока с ним – вылез, вот, и теперь со своими «комбинашками»… Что за человек - только общее мероприятие подпортил, понимаешь ты! Если уж ты купил – сам бы и подарил женщинам то своим, или записался бы тогда уж первым что ли… И получили бы спокойно бельё своё… а то нет ведь, обязательно надо выделиться – но главное, ещё и неудобство создать людям на работе… при исполнении… Светлые и теплые у меня остались воспоминания, связанные с этой необычной встречей Нового года и с хорошими, добрыми людьми - чем я с удовольствием и поделился с вами, дорогие друзья.  ******************* Жаль, что не сохранилось фотографий тех лет, на эту тему, о которой я рассказал – но в нашем семейном архиве нашёлся этот снимок, где мы с супругой Леной на одном из детских новогодних праздников в костюмах Дедушки Мороза и Зимы. Именно те новогодние дни стали для нас ещё и счастливыми по жизни – красавица «Зима» стала и женой, и соавтором-композитором наших творческих работ: песен, романсов, композиций. Ничего не бывает в жизни случайного! Если не загрузится на сайт аудио запись - послушать рассказ в авторском чтении можно у меня в Избе, или Лит Совете.     ©
    Dec 25, 2017 78
  • 16 Сент 2017
      В один из тёплых солнечных дней Гуляка-ветер пригнал дождевую тучку на опушку леса, где она выполнила своё предназначение и пролилась дождичком.На дороге, что проходила мимо леса и по которой местные крестьяне ездили по дровишки – образовалась Лужица. Поначалу Лужица была грязной и мутной. Немного освоившись, Лужица отстоялась, муть осела на дно, Лужица посветлела и даже заблестела под ярким летним солнышком. Так случилось, что на самом краю Лужицы рос Цветок-Василёк. Цветочку стало интересно, кто же поселился с ним рядом? Он взглянул на Лужицу и увидел вдруг в ней своё отражение. Очень ему это понравилось, потому, что раньше он никогда не видел себя со стороны. А в особенности то, что небо, которое отражалось в Лужице, было точно такого же цвета, как и он сам. Радостный Василёк обратился к своей новой соседке - Здравствуй уважаемая Лужица, я очень рад, что у меня появилась такая соседка, надеюсь, мы будем друзьями! - Лужица оптимизма Василька не разделяла и сказала, что ей всё равно кто с ней рядом. - А мне вот совсем не всё равно- ответил Василёк, - я в твоём отражении могу видеть и себя и голубое небо. -Фу, какая нелепость – ответила лужа,- Ещё неизвестно, кто с кем поселился. Сразу видно, что ты необразованный, если во мне увидел только себя. Если бы ты был способен присмотреться повнимательней, то увидел бы во мне столько, что твоё ограниченное воображение не в состоянии представить. Характер у Василька был покладистый, возражать он не стал, как мог, внимательно стал вглядываться в Лужицу. И, в самом деле , в Лужице, кроме Василька отразилась опушка леса, а немного поодаль – деревушка. То ли от восхищения, то ли от удивления, Василёк потерял дар речи. Oднако, немного погодя, и придя в себя, Василёк поведал Лужице об увиденном. - То, что ты увидел во мне – малая частичка того, что есть на самом деле. Днём в меня вмещаются все окружающие меня предметы, а также небо, облака и даже Солнце. С наступлением темноты в меня вмещается также и Луна, а совсем поздно ночью в меня вмещается всё небо со всеми миллиардами звёзд и миллионами Галактик. Одним словом в меня вмещается БЕСКОНЕЧНОСТЬ!- Поскольку ты глуп и наивен, то ты не способен делать каких-либо выводов. Так уж и быть сделаю это за тебя, раз уж ты объявился у меня в соседях. Слушай внимательно и запоминай! Если что-то вмещает в себя что-то другое, то это всегда больше, чем то , что оно в себя вмещает. Тебе это понятно?- Да - ответил Василёк, с ужасом осознавая свою никчемность перед мудростью своей новой соседки. - А теперь слушай дальше,- вещала Лужица - Если в меня вмещается всё, что меня окружает, а в придачу ещё и весь Космос со своей Бесконечностью, то я есть не кто иная, как ВСЕЛЕННАЯ!- Если ты это осознал, то должен сам догадаться, что тебе смотреться в меня никак нельзя. Ты слишком мал и ничтожен для этой роли.- Но я ведь тоже маленькая частичка этой Вселенной - пытался робко возразить Василёк!- Вот ты сам и ответил на своё возражение. Ты действительно какая-то маленькая и ничтожная частичка, которую никто не примет в расчёт. - Этот спор услышал пролетавший мимо ветер-Растрёпа. Поскольку он и сам был маленькой частичкой этой Вселенной, то он решил заступиться за Василька, заодно и за себя. - Зря ты возгордилась Лужица! Какой бы великой ты себя ни считала, без меня ты бы здесь не появилась. Ведь это я пригнал сюда тучку с дождём.- Не говори глупости, Растрёпа, все знают, что дождь может пролить и без ветра. Ты вот сделай лучше то, что я тебе велю. Дуй на этот Василёк так, чтобы он наклонился в другую сторону и больше не отражался во мне - Лужице-Вселенной.Ветер был очень мудрым, да и то, как им не стать, если побывал везде и видел всё и вся. С Лужицей он спорить не стал , а сделал так, как она просила. Стал он дуть на цветок. Дул хоть и не сильно, но долго, к вечеру приустал и решил отдохнуть. Вокруг стало тихо… Василёк обратно повернулся к Лужице, но… ни себя в Лужице, ни самой Лужицы не увидел. На месте Лужицы была кучка грязи.- Как же так- воскликнул цветок-Василёк! – исчезла не только Лужица, но и вся Вселенная!!! -Ты не отчаивайся- воскликнул Ветер - Вселенная никуда не исчезла. Исчезла только Лужица, она испарилась от того, что попросила меня дуть. Выходит, что она сама себя наказала. А та часть Вселенной, что в ней была, теперь находится в тебе. Это Вода. Она и есть наша Вселенная и основа нашей жизни. Частичку её всосали твои корни и теперь в тебе тоже есть кусочек Вселенной. А остальную часть Вселенной, что была в Лужице, я разнёс по всему свету и она вновь прольётся дождём где-то в другом месте. Там снова образуется новая Лужица, которая, надеюсь, будет не такой самоуверенной. Это несколько успокоило Василька, однако он с печалью поведал мудрому Ветру, что не за горами осень и он завянет и засохнет.Эта беда – не беда отвечал ветер,- Придёт весна, и ты возродишься вновь. Ты в этом смысле – бессмертен. Поэтому в тебе Вселенной больше, чем в той глупенькой Лужице. В этом Мире всё не только течёт и движется, но и повторяется. Как раз в этом и заключается Величайшая Божественная Мудрость. Ты ещё молод и многого не знаешь, но со временем и к тебе придёт мудрость этого Мира. Так что у тебя всё впереди. А у меня впереди ещё много работы. Прощай Василёк! Ветер присвистнул и умчался дальше выполнять свои обязанности, довольный тем, что ему удалось поднять настроение этому простодушному цветочку. Алексил Алитус 2017.02.11
    92 Опубликовано Александр Илларионов
  •   В один из тёплых солнечных дней Гуляка-ветер пригнал дождевую тучку на опушку леса, где она выполнила своё предназначение и пролилась дождичком.На дороге, что проходила мимо леса и по которой местные крестьяне ездили по дровишки – образовалась Лужица. Поначалу Лужица была грязной и мутной. Немного освоившись, Лужица отстоялась, муть осела на дно, Лужица посветлела и даже заблестела под ярким летним солнышком. Так случилось, что на самом краю Лужицы рос Цветок-Василёк. Цветочку стало интересно, кто же поселился с ним рядом? Он взглянул на Лужицу и увидел вдруг в ней своё отражение. Очень ему это понравилось, потому, что раньше он никогда не видел себя со стороны. А в особенности то, что небо, которое отражалось в Лужице, было точно такого же цвета, как и он сам. Радостный Василёк обратился к своей новой соседке - Здравствуй уважаемая Лужица, я очень рад, что у меня появилась такая соседка, надеюсь, мы будем друзьями! - Лужица оптимизма Василька не разделяла и сказала, что ей всё равно кто с ней рядом. - А мне вот совсем не всё равно- ответил Василёк, - я в твоём отражении могу видеть и себя и голубое небо. -Фу, какая нелепость – ответила лужа,- Ещё неизвестно, кто с кем поселился. Сразу видно, что ты необразованный, если во мне увидел только себя. Если бы ты был способен присмотреться повнимательней, то увидел бы во мне столько, что твоё ограниченное воображение не в состоянии представить. Характер у Василька был покладистый, возражать он не стал, как мог, внимательно стал вглядываться в Лужицу. И, в самом деле , в Лужице, кроме Василька отразилась опушка леса, а немного поодаль – деревушка. То ли от восхищения, то ли от удивления, Василёк потерял дар речи. Oднако, немного погодя, и придя в себя, Василёк поведал Лужице об увиденном. - То, что ты увидел во мне – малая частичка того, что есть на самом деле. Днём в меня вмещаются все окружающие меня предметы, а также небо, облака и даже Солнце. С наступлением темноты в меня вмещается также и Луна, а совсем поздно ночью в меня вмещается всё небо со всеми миллиардами звёзд и миллионами Галактик. Одним словом в меня вмещается БЕСКОНЕЧНОСТЬ!- Поскольку ты глуп и наивен, то ты не способен делать каких-либо выводов. Так уж и быть сделаю это за тебя, раз уж ты объявился у меня в соседях. Слушай внимательно и запоминай! Если что-то вмещает в себя что-то другое, то это всегда больше, чем то , что оно в себя вмещает. Тебе это понятно?- Да - ответил Василёк, с ужасом осознавая свою никчемность перед мудростью своей новой соседки. - А теперь слушай дальше,- вещала Лужица - Если в меня вмещается всё, что меня окружает, а в придачу ещё и весь Космос со своей Бесконечностью, то я есть не кто иная, как ВСЕЛЕННАЯ!- Если ты это осознал, то должен сам догадаться, что тебе смотреться в меня никак нельзя. Ты слишком мал и ничтожен для этой роли.- Но я ведь тоже маленькая частичка этой Вселенной - пытался робко возразить Василёк!- Вот ты сам и ответил на своё возражение. Ты действительно какая-то маленькая и ничтожная частичка, которую никто не примет в расчёт. - Этот спор услышал пролетавший мимо ветер-Растрёпа. Поскольку он и сам был маленькой частичкой этой Вселенной, то он решил заступиться за Василька, заодно и за себя. - Зря ты возгордилась Лужица! Какой бы великой ты себя ни считала, без меня ты бы здесь не появилась. Ведь это я пригнал сюда тучку с дождём.- Не говори глупости, Растрёпа, все знают, что дождь может пролить и без ветра. Ты вот сделай лучше то, что я тебе велю. Дуй на этот Василёк так, чтобы он наклонился в другую сторону и больше не отражался во мне - Лужице-Вселенной.Ветер был очень мудрым, да и то, как им не стать, если побывал везде и видел всё и вся. С Лужицей он спорить не стал , а сделал так, как она просила. Стал он дуть на цветок. Дул хоть и не сильно, но долго, к вечеру приустал и решил отдохнуть. Вокруг стало тихо… Василёк обратно повернулся к Лужице, но… ни себя в Лужице, ни самой Лужицы не увидел. На месте Лужицы была кучка грязи.- Как же так- воскликнул цветок-Василёк! – исчезла не только Лужица, но и вся Вселенная!!! -Ты не отчаивайся- воскликнул Ветер - Вселенная никуда не исчезла. Исчезла только Лужица, она испарилась от того, что попросила меня дуть. Выходит, что она сама себя наказала. А та часть Вселенной, что в ней была, теперь находится в тебе. Это Вода. Она и есть наша Вселенная и основа нашей жизни. Частичку её всосали твои корни и теперь в тебе тоже есть кусочек Вселенной. А остальную часть Вселенной, что была в Лужице, я разнёс по всему свету и она вновь прольётся дождём где-то в другом месте. Там снова образуется новая Лужица, которая, надеюсь, будет не такой самоуверенной. Это несколько успокоило Василька, однако он с печалью поведал мудрому Ветру, что не за горами осень и он завянет и засохнет.Эта беда – не беда отвечал ветер,- Придёт весна, и ты возродишься вновь. Ты в этом смысле – бессмертен. Поэтому в тебе Вселенной больше, чем в той глупенькой Лужице. В этом Мире всё не только течёт и движется, но и повторяется. Как раз в этом и заключается Величайшая Божественная Мудрость. Ты ещё молод и многого не знаешь, но со временем и к тебе придёт мудрость этого Мира. Так что у тебя всё впереди. А у меня впереди ещё много работы. Прощай Василёк! Ветер присвистнул и умчался дальше выполнять свои обязанности, довольный тем, что ему удалось поднять настроение этому простодушному цветочку. Алексил Алитус 2017.02.11
    Sep 16, 2017 92
  • 02 Апр"Most Commented Blogs 2017
    В качестве эксперимента. Аннушка Гор сподвигла. Мой дебют.  Сегодня эта наглая, плюшевая морда разбудила меня спозаранку.  Зовут эту беспредельщицу Франческа! По-нашему, по-домашнему, просто Фроська! Так вот! Мое утро началось с того, что на огромном ускорении , на кровать, потом на меня «залетело» голубое «облако». Правда облако не невесомое…. Так вот шесть килограмм голубой, плюшевой красоты запрыгнуло на меня и остервенело начало топтаться, при этом издавая хрипяще-хропяще-мяукающие звуки! Под таким «напором» никакой сон не устоит. Открыла глаза. Увидев, что план сработал, Фрося решила закрепить успех и усердно начала тереться своей мордой о мою щеку. Я так предполагаю, что это было сделано с двойным умыслом! ))))) Первое, чтобы показать,  что Фрося – хорошая девочка и она совсем не хотела будить маму! И второе! На этой волне выпросить себе внеочередное лакомство, в виде кусочка ароматной телятинки!  У нее все получилось! И не смотря на то, что в квартире с утра очень неуютно, из-за того, что отключили тепло, но пришлось прощаться с одеялом и подушкой и идти на кухню, чтобы отрезать мяска и покормить свою плюшевую британку. Мы в ответе за тех, кого приручили!   Так начался мой день. Второй день, второго месяца весны. Естественно, к одеялу и подушке я уже не вернулась! А зачем? На улице весна! Природа просыпается! За окном красивый восход!
    227 Опубликовано milaniya Badova
  • В качестве эксперимента. Аннушка Гор сподвигла. Мой дебют.  Сегодня эта наглая, плюшевая морда разбудила меня спозаранку.  Зовут эту беспредельщицу Франческа! По-нашему, по-домашнему, просто Фроська! Так вот! Мое утро началось с того, что на огромном ускорении , на кровать, потом на меня «залетело» голубое «облако». Правда облако не невесомое…. Так вот шесть килограмм голубой, плюшевой красоты запрыгнуло на меня и остервенело начало топтаться, при этом издавая хрипяще-хропяще-мяукающие звуки! Под таким «напором» никакой сон не устоит. Открыла глаза. Увидев, что план сработал, Фрося решила закрепить успех и усердно начала тереться своей мордой о мою щеку. Я так предполагаю, что это было сделано с двойным умыслом! ))))) Первое, чтобы показать,  что Фрося – хорошая девочка и она совсем не хотела будить маму! И второе! На этой волне выпросить себе внеочередное лакомство, в виде кусочка ароматной телятинки!  У нее все получилось! И не смотря на то, что в квартире с утра очень неуютно, из-за того, что отключили тепло, но пришлось прощаться с одеялом и подушкой и идти на кухню, чтобы отрезать мяска и покормить свою плюшевую британку. Мы в ответе за тех, кого приручили!   Так начался мой день. Второй день, второго месяца весны. Естественно, к одеялу и подушке я уже не вернулась! А зачем? На улице весна! Природа просыпается! За окном красивый восход!
    Apr 02, 2017 227